Отвечает специалист. Минимализм в интерьере: вместо IKEA — саби, ваби, сибуй и югэн

Когда заказчик говорит: «Я хочу себе интерьер в стиле минимализм» (бохо, шале, хай-тек), осведомленные дизайнеры, как правило, вежливо улыбаются и пытаются выяснить, что человек имеет в виду под такими словами. Освободить квартиру от вещей, пустить в нее свет и перекрасить все в белое — будет ли это минимализм? «Чтобы понять его суть, нужно обратиться к Востоку», — считает руководитель Art Depo studio, архитектор-дизайнер, преподаватель Михаил Курносов.

Представление о минимализме у большинства такое: много пространства, одна геометрическая кровать, тумбочка без вещей — и все. Но в данном стиле суть сводится к нашим потребностям: насколько нам нужна та или иная вещь, насколько пространство вокруг нас соответствует нашему внутреннему укладу.

У каждого заказчика есть свои потребности, которые хороший дизайн должен удовлетворить. Если это сделано и нет того, чем человек не будет пользоваться, то речь идет о минимализме. Но где объективно начинаются и заканчиваются эти критерии — ответить сложно даже мне. Монохром, геометрию, модульность можно найти и в лофте, и в конструктивизме, и в хай-теке.

Я бы сформулировал определение так: минимализм — это композиционное единство геометрических форм, построенное на определенных модульных отношениях, при отсутствии стилизации.

Форма
Если говорить о форме, ее визуальном проявлении, то с точки зрения дизайна минимализм — это строгая геометрия. Причем она включает не только строгость линий и практически полное отсутствие пластических форм, но и модульность, о которой почему-то часто забывают. В мире все имеет свои пропорции: я, например, во столько-то раз более высокий, чем широкий (слава богу). Такие соотношения рождают модульные связи. В минимализме все элементы (мебель, стены, окна) соподчинены и имеют определенную логику — общий модуль. Это базис, на котором построен минимализм. Очень легко от композиционного единства уйти в разброд и шатание, если модульность не будет соблюдаться.

Минимализм работает на то, чтобы максимально расширять пространство, и основные инструменты для этого — свет и цвет. Говорить о том, что минимализм может быть создан только там, где уже есть большое пространство, глупо. Одна комната в квартире или четыре — за пространство всегда идет борьба. Я не знаю заказчиков, которые пришли бы и сказали: «У нас такая большая квартира, давайте визуально сделаем ее поменьше». Суть минимализма — не перегружать, не загромождать, не создавать то, что не будет работать. Пространство ценится, подчеркивается или создается визуальными иллюзиями, если его не хватает.

Что касается цвета, изначально минимализму присущ монохром (то есть ч/б) и очень сдержанные, аккуратные цветовые акценты. Сейчас уже говорится о том, что это могут быть пастельные, разбеленные, спокойные, природные тона. Свету тоже уделяется большое внимание, что естественно: без света нет цвета.

В интерьере, выдержанном в стилистике минимализма, нужно быть очень осторожным при организации доминант — того, что привлекает внимание. Любой минимализм будет разваливаться от большого количества акцентов. Это не тот интерьер, в котором что-либо экспонируется (выставляется на обозрение). В целом есть два основных вида акцентов: по принципу цвета и по принципу формы. Для минимализма характерно первое. Это может быть что угодно: выкрашенная стена, какой-то цветной текстиль или яркая мебель.

Содержание
Минимализм в первую очередь функционален. Ему не присущ декоративизм, когда какая-то вещь появляется только потому, что она красивая. Каждый объект в интерьере должен работать. И стоит понимать, что любимая ваза, которая дорога сердцу, тоже имеет свою функцию. Но если это «просто ваза» — ей нет места в таком интерьере. Нужно либо дать ей жизнь (поставить цветы), либо подарить ее любимой бабушке.

Минимализм выбирают, как правило, динамичные люди, у которых отсутствует такое качество, как «залипание на вещах». Они вовлечены в процесс каждого дня, внутренне наполнены. То пространство (которое мы называем минимализмом), в котором живут такие люди, с лихвой компенсируется их внутренним миром. В этом плане минимализм можно противопоставить деревенскому стилю — кантри, — где присутствует обожание вещей, старины. У человека, предпочитающего минимализм, есть часы, которые должны показывать время, и есть кружка, из которой он пьет чай и кофе. То есть мы опять же возвращаемся к функциональности и прямому назначению вещей. Здесь нет ничего, чем бы человек не пользовался.

Существует несколько взглядов на историю возникновения минимализма. Кто-то говорит о том, что он появился в 60-х годах в Америке как реакция на пестроту и цветность поп-арта и в 70-х получил свое распространение. Кто-то уходит глубже, к архитектуре 20-х годов, группе «Де Стиль», к Людвигу Мис ван дер Роэ, Вальтеру Гропиусу, Ле Корбюзье, и видит в этом прямую связь с модернизмом. А можно пойти еще дальше и сказать, что очень сильное влияние на минимализм оказала Япония.

У японцев существует четыре меры красоты: саби, ваби, сибуй и югэн. И все их мы можем найти в минимализме.

Саби (дословный перевод — «ржавчина») — это ценность старины. Предмет в интерьере должен нести в себе энергетику, печать времени, историю. Минимализм — не стерильный интерьер, не набор новых вещей из IKEA. Говорить, что минимализм заканчивается там, где появляется какая-нибудь дорогая сердцу рухлядь или старый глиняный чайник, неправильно. У каждого из нас есть ценные вещи, связанные с близкими людьми.

Ваби — прелесть обыденного, практичность, утилитарная красота. Если у меня есть какая-то вещь, она напрямую соответствует своей функции: часы должны показывать время, а не летать по квартире, из ложки не должна вываливаться каша. «Что функционально — то красиво». Долгое время эти слова были лозунгом модернистов.

Сибуй («терпкий», «вяжущий») — красота естественности, простоты. Зачем мне использовать какой-то материал, если другой будет выполнять эту функцию лучше? Зачем покупать ламинат в виде плитки? В каждом материале есть своя красота, и не надо ее скрывать. Природа — лучший композитор. И если мы посмотрим на минималистичные интерьеры, то увидим много природных материалов.

Югэн — прелесть недоговоренности, та красота, которая лежит в глубине вещей и не стремится на поверхность. Любая завершенность несовместима с постоянным течением жизни, и оттого «совершенствование прекрасней, чем совершенство». Мы привыкли инстинктивно делить пространство на равные части, симметрично расставлять предметы на полках, а японец столь же инстинктивно переставит предметы в асимметричном порядке, ведь окружающий мир — живой и подвижный.

Дизайн минималистичного интерьера
Условия этого проекта были такими: небольшой бюджет, маленькое пространство и множество вещей, которые должны быть спрятаны. В итоге здесь нет ни одного сантиметра, который не используется. Если это место выделено, значит, оно выделено для чего-то.

Мы отсняли интерьер, в котором хозяйка провела уже больше года. Всегда любопытно (и я своим студентам советую так делать) приходить в спроектированную квартиру не сразу, а через полгода. Посмотреть, что из сделанного вами осталось.

Хозяйка — не домосед, который любит подолгу разглядывать цветочный горшочек или вазочку. Все в ее квартире работает, находится в движении. Интерьер подтягивается за динамикой человека. И цветные контрасты в монохроме ее усиливают.

Считается, что светлые цвета расширяют пространство, темные — сужают, но это не всегда так. Иногда черный цвет — очень хороший инструмент. Например, в данной квартире за счет натяжного глянцевого потолка создалось ощущение колодца, а черная батарея этот потолок поддерживает. Не каждый вестибулярный аппарат такое выдержит, но хозяйке понравилось. Вообще подобный интерьер достаточно брутален для девушки, и я был удивлен, что ей понравились эскизы.

Изначально в квартире был очень темный длинный коридор. Полностью снести отделяющую его стену я не мог, мне нужно было выдержать зонирование, но при этом избавиться от ощущения «коридорности» и дать больше света. Так как это южная сторона и в комнату попадает много солнечного света, я разбил кусок стены и выложил из стеклоблоков такие элементы. Проблески света через них очень красиво играют в коридоре, в каждое время суток — по-разному. Зеркала и белый цвет тоже оживляют пространство.

Хозяйка — весьма энергичная, спортивная девушка. Половину своей жизни она занималась балетом, и эта тема нашла свое место в интерьере в виде ручной графики. Ей также нужен был уголок, где можно тренироваться. Для этого мы выделили пространство возле стены с балеринами.

Подиум вместо кровати проектировался настолько дотошно, что в его полки вместилось очень много вещей, включая спортивный инвентарь. В нем используется каждый сантиметр. В квартире очень красивый вид из окна, и девушка не приемлет штор, хочет всегда видеть улицу, поэтому подиум создан на такой высоте, чтобы, просыпаясь, можно было видеть панораму города.

Вся мебель, кроме дивана и светильника над ним, сделана на заказ. В отношении одежды была задача: лазить в шкаф минимально. Вся повседневная одежда должна быть рядом, а то, что сейчас не носится, ждет своего времени и на глаза не попадается.

Ванная комната тоже маленькая, поэтому оставался вариант только душевой кабины. Ритмические рисунки на плитке и зеркала, опять же, увеличивают пространство.

Кубики на стене и на полу сделаны по модульным пропорциям, которые повторяются по всей квартире. Вообще кубики очень полюбились хозяйке: на них можно стать или сесть, можно использовать как столик или полку.

Жаль только, что нет фотографий балкона: там находится библиотека.

Текст: Гуцулюк Артем, 8 февраля

Фото: Дмитрий Рыщук, artdepo.by